О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > Вызовы современному обществу > Наркомания > Владимир Леви о табаке. Часть 1 

Владимир Леви о табаке. Часть 1

Из бесед с корреспондентом Михаилом Рыбьяновым

ЕСЛИ ДЕЛО ТАБАК

  • Можно ли считать заядлого курильщика наркоманом?

– Практически так. Табак – типичный наркоид, зависимость от него более чем у половины курильщиков достигает уровня от семерки и выше. Отними табак, и начнется ломка.

Табак , однако, принадлежит к числу "мягких" АЗ, тем и коварен. Примерно у половины курильщиков он до поры до времени вписывается в баланс организма, не вызывая неодолимого пристрастия и не нарушая биологических функций.

Но время, доза, а главное, индивидуальная склонность делают свое дело. И часто весьма черное... Я, например, расстался с табаком с превеликим трудом тогда уже, когда от курения стал смертельно болеть, погибать. Не хочется вспоминать об этом...

Табак может быть ужаснейшим разрушителем. Но: для кого как... В прессе сообщали о стапятнадцатилетнем японце, в добром здравии занимавшемся своим огородцем. Когда дедулю спросили, в чем секрет его долголетия, он ответил: “В отказе от табака. Я прокурил подряд девяносто лет. Когда мне исполнилось сто четыре, я понял: это ошибка. Бросил. С тех пор прекрасно себя чувствую. Главное – вовремя бросить курить”.

Сравните это с оздоровительным кредо 99-летнего бодряка Уинстона Черчилля: “Добрая сигара, хороший коньяк. А главное, никакой физкультуры”.

– Есть о чем призадуматься...

– Но каждому о своем... Была у меня пациентка с отчаянной никотиноманией. Подошла к тупику: курение уже не давало практически никакого кайфа, а только на чуть-чуть откладывало страдания некурения, все более их усиливая и раскачивая общий невроз.

За два месяца мы неплохо продвинулись: дама сумела бросить курить, почти освободилась от влечения к сигаретам, иногда только снилось, что курит... И вот однажды в хорошей компании выпила, захмелела... Сказала себе: “Ну, теперь можно и закурить... Только для кайфа... Только одну. Не больше...”. Получила кайф, потому что был большой перерыв. И всё, срыв – всё с начала пришлось начинать. Не с нуля даже, а с минуса...

– Почему?

– Основной Закон Кайфологии: на любой кайф явится антикайф той же величины.

Платежку прислали тут же: сорвалось с цепи влечение, пошли ломки...

— Она могла бы стать и алкоголичкой?

— Если бы не стала никотиноманкой... Сильная, наркотического уровня зависимость от какого-то АЗ всегда означает, что человек вообще склонен к неконтролируемым зависимостям, разбалансирован. Есть разряд алкогольно-расшатанных полинаркоманов, готовых глотать удавов или вводить под кожу цианистый калий, лишь бы не терпеть хоть минуту трезвости. Очень психопатичны и часто очень талантливы. Один чудесный поэт из этой породы так и сказал мне: “У меня болит трезвость...”.

– Бывает ли у наркоманов что-то подобное алкогольным запоям?

– Да, встречаются иногда такие подобия, особенно у людей спадо-подъемных, циклоидных. Один мой друг, бывший психотерапевт, ныне священник, впадал смолоду в никотиновые закуры. Смолил по-черному от недели до двух-трех месяцев, потом вдруг бросал, и легко. Бывало, я уже дня за два-три, по какому-то изменению его настроения чувствовал, что закур вот-вот грянет. Слава Богу, все это у него прошло...

Жесткие, агрессивные АЗ – такие как героин – быстро устанавливают в душе и теле тоталитарный режим. После нескольких “наркозапоев” человек попадает в тундровую полярную ночь. Просветы всё реже. Диктаторы не позволяют обходиться без себя даже короткое время...

ПОЧЕМУ ПИФАГОР НЕ ПРИТРАГИВАЛСЯ К ВИНУ

– Каждый ли рождается потенциальным наркоманом? Каков спектр или диапазоны индивидуальной предрасположенности?

– Каждый рождается жизненно зависимым и склонным к образованию новых зависимостей; но в каждом жизненные зависимости и стремление к ним сочетаются со стремлением к независимости, к освобождению. Возможность наркомании как крайней степени зависимости заложена в генотипе, как минное поле. Но заложены и некие генетические предохранители. Наркотики и наркоиды их срывают, стрессы тому способствуют – и мины начинают взрываться...

Первая рюмка водки – хорошо помню, как сработал предохранитель: ожог, кошмар, позывы на рвоту... Но мне было всего одиннадцать лет, меня угостили авторитетные для меня взрослые, и я страшно был горд, что все же выдержал испытание... Еще дольше и мучительнее "срывал пломбу" табак: головокружение, муть, отвратительное слюнотечение, тошнота... Первый отчетливый кайф пришел, помнится, только примерно через полгода.

Встречаются люди с более слабыми предохранителями и с более сильными. С минами более или менее мощными ...Есть типажи, и мужские и женские, с характерными телосложениями и физиономиями, на которых зависимости и склонности к ним, можно сказать, отпечатаны.

Несколько типажей с высокой прирожденной склонностью к образованию физиологических зависимостей самого низкого пошиба я изучил, когда проводил исследования в исправительных учреждениях для особо опасных преступников… Эти люди рано становятся добровольными сознательными рабами своих страстей, в сущности маньяками, и выстраивают иногда весьма сложные и изощренные стратегии, чтобы обеспечивать чудовище, царствующее у них внутри. Воплощенная нечистая сила, бесятина...

На другом полюсе – тип врожденно-духовный. Не столь редкий, как показаться может, типаж, за которым возвышаются недосягаемые вершины Будды, Христа... Нет, вовсе не обязательно “не от мира сего”, анемичный, святенький, благостный, вроде князя Мышкина. Вот Пифагор, могучий кулачный боец и красавец, вот колоритный и шутоватый Сократ, вот полнокровные нравственные великаны: доктор Гааз, доктор Чехов, доктор Альберт Швейцер (я не совсем случайно поставил в ряд трех врачей). Леонардо в той же компании... АЗ для таких людей находится высоко...

В жизни, конечно, все перемешивается и соприсутствует. Люди повышенно творческие, но недостаточно выстроенные по нравственно-духовной оси, как раз очень часто оказываются на крючках у различных АЗ, тому в истории мы тьму примеров сыщем...

– Владимир Львович, а есть ведь и люди, не часто встречающиеся, но я лично знаю таких двоих – которые могут и пить, и не пить, и курить, и не курить. И анашу могут потягивать, не западая, и с едой, и с сексом такие же свободные отношения. Человек может переходить от удовольствия к удовольствию, владея собой. На фоне повальных неконтролируемых зависимостей, в нашем похмельном царстве – как объяснить и такую возможность?..

– Возможно, это просто люди очень уравновешенные; но они, может быть, и обманывают себя: зависимость нарастает исподволь... Я сомневаюсь, что среди тех, о ком вы сказали, есть свободно плавающие героинисты или непривязанные винтисты...

– Как объяснить такой парадокс: буддисты исповедуют непривязанность, внутреннюю свободу, а сами, как я наблюдал, почти наркотически привязаны к своим медитациям.

–Да, привязаны к непривязанности... Но и кушать тоже хотят иногда.

КТО ПЕРЕЙДЕТ ПУСТЫНЮ

– Случается ли все-таки, хоть изредка, что человек сам освобождается от зашкалившего АЗ, от наркотика или наркоида?

– Да, случается. И возможность такая связана напрямую с потенциалом интеллекта и воли, с незаурядностью, с одаренностью. Одна прекрасная женщина и прекрасный поэт, не буду ее называть, была тяжелой наркоманкой. Сумела освободиться сама.. Было ради чего: ради поэзии и ради любви, что почти одно... Тяжелым морфинистом был смолоду Мечников. Тоже справился сам. Тоже было ради чего.

– Булгаков...

– Да, тоже – ради спасения своего таланта... И Джек Лондон сумел бросить пить ради того же.

Самая страшная проблема наркоманов заключается не в том, чтобы перетерпеть муки отказа от наркотика, а в том, как и зачем жить потом. Живя на наркотиках, человек незаметно теряет свой ценностный стержень – или, как Кастанеда говорит, “точку сборки”. И возникает состояние обесценивания жизни (другое имя ему – anaestezia psychica doloroza – “скорбное бесчувствие души”).

Я называю это переходом через пустыню... Как раз в это время человеку нужна и огромная вера, и безграничное терпение, и хотя бы миражно, призрачно обозначенная ценностно-смысловая альтернатива наркотику – Для Чего я отказываюсь от него и освобождаюсь, Ради Чего совершаю этот кажущийся бесконечно затянутым переход... Какие, иначе говоря, АЗ для себя выбираю.

Вот оно, самое трудное. Наркоману уже ничего не хочется выбирать. Основная причина срывов: безверие и духовная бедность, стократ усиливаемые опустошительными набегами зелий...

Бескрасочность, тусклость, пустотность существования заставляет человека ностальгически вспоминать ту насыщенность удовольствием (пусть лишь мгновенную), которую он переживал в наркотическом опьянении. Еще миг, еще маленький повод – и пропасть разверзлась снова...

Не действует радикально ни химия, ни страх наказания и одиночества, ни ужас ускоренной смерти. Спасти может – конечно, с поддержкой всех прочих средств, включая лекарства – лишь мощное духовное обновление, новый и до мозга костей ощутимый смысл жизни.

– Есть ли примеры?..

БЕЗ НАРКОТИКОВ В ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ СТРАНЕ

В Соединенных Штатах довольно долгое время существовал целый город для бывших наркоманов, алкоголиков, проституток... Государство в государстве, назвали его Синанон.(“Без наркотиков”, аббревиатура). Основал это сообщество некто Дидерих, бывший военнослужащий и бизнесмен, пропойца, опустившийся на глубокое социальное дно, но сумевший сам выбраться из алкоголизма, воскресший и проявивший недюжинный дар общественного устроителя и психолога...

Об истории этой великой общины написано уже много книг. Была там некая смесь модели либерально-демократического общества американского образца, монастыря, армии, психоклиники... Новичков брали под строгим обетом, брили как солдат, наголо, держали в особо строгом режиме в течение года, не меньше; никаких прав, только обязанности. Выдержишь – станешь полноправным синанонцем, получишь удостоверение Человека. Некоторые добровольно оставались в новичках на второй год... При спокойном отношении к гомосексуализму были строжайше запрещены не только наркотики и алкоголь, но и курение. За одну выкуренную сигарету новичка прощали, набавляя ему срок, зато Человека попросту изгоняли, и навсегда.

– Туда приходили только добровольно?

– Только – и только ради спасения. С принятием всех условий, закона, устава.Не нравится – уходи, свободен.

Блистательно организовавшись под руководством мощного лидера, люди эти поддерживали себя сами: имели свой кодекс чести, самостоятельно зарабатывали, разворачивали бизнес, строительство, устанавливали собственные отношения с большим миром. Многие проявили неожиданные таланты... Настоящая социальная терапия.

Немалую роль в поддержании духа общины играла Большая Отдушина: еженедельная психологическая игра, социопсиходрама. Грандиозное действо, колоссальный спектакль, где каждый играл самого себя и имел то пространство свободы, которое ему нужно... Каждый любого мог как угодно ругать и всячески, кроме насилия, проявлять свои отрицательные эмоции. Ведь многие наркоманы по складу своему скрыто агрессивны, подавленно агрессивны. Подспудина эта чрезвычайно мучительна...

Синанонцы необычайно гордились своей новой родиной – они ее называли даже планетой или галактикой. В улочках-переулочках и в домах царила идеальная чистота и уют. Многие переженились...

Но вот новое поколение – дети и внуки исцелившихся – в этом городе-государстве уже не удерживались, уходили. Дети всегда ищут обновленные ценности, так и быть должно... В конце концов, община заглохла и перестала существовать: одни люди прожили там свою жизнь, а другие не пришли.

– Завершился цикл поколения?

– Видимо... Но главное было достигнуто, целый мир убедился: наркоманию в одной отдельно взятой стране, если взять ее в умные руки, победить можно. Пусть даже только в искусственной, маленькой, недолговечной стране. Бывшие наркоманы и бывшие проститутки, подонки общества доказали себе и другим, что они люди, и полноценные, и одаренные, превосходные люди.

– Вы думаете, именно так и следует наркоманию лечить?..

– В том числе так. Только стратегическая, глубокая, многомерная терапия, в которой участвует все общество, может реально противостоять жуткому наступлению наркотиков на человечество – и особенно на нашу непутевую пьяную родину.

У нас же сейчас нет никакой государственной антинаркотической стратегии. Нет и настоящего общественного осознания этой проблемы, ее объема, ее нарастающей катастрофичности... Нет, не бьют наши в колокола, не бегут с ведрами на пожар. А огонь полыхает уже чуть не в каждом доме...

Помимо всех прочих мерзостей и угроз, наркомания наносит непоправимый вред генофонду. Наркоман, непрестанно занятый саморазрушением, превращает себя, сперва медленно, а потом все быстрей, в генетического мутанта. Дети наркоманов, даже если внешне нормальны, несут в себе массу поломанных генов.

– Понимают ли это торговцы наркотиками?

– Может, некоторые и понимают...

– Они делают потрясающие деньги. Тысяча, три тысячи, десять тысяч процентов прибыли.

– Это деньги, сделанные за счет уничтожения собственного народа. Деньги от смерти.

– Причем, по всей видимости, полицейские меры по борьбе с наркоманией довольно бессмысленны.

– Ни только полицейскими, ни только врачебными, ни только общественными мерами не сделаешь ничего. Терапия – буду долбить на каждом перекрестке – должна быть многомерной.

К перспективам такой терапии у нас я отношусь пессимистически: о лечебнице типа Синанона пока можно только мечтать. Зато по отношению к индивидуальной возможности выскочить из наркомании – я оптимист, и вполне уверенный, ибо располагаю огромным фактическим материалом, положительным опытом, в том числе скромным собственным.

Если только человек хочет – станет свободным: и помощь придет, и силы найдутся...

БЕЗ НАРКОТИКОВ ОТДЕЛЬНО ВЗЯТАЯ ЛИЧНОСТЬ

– Владимир Львович, скажите, пожалуйста, напоследок: что делать человеку, если он уже начал принимать наркотики, уже “подсел”, но еще надеется соскочить, и еще не усвоил наркоманскую идеологию?

– Скорее завязывай! – вот и весь сказ. Как можно скорей – навсегда!.. Соскакивай – и живи!.. Сам не можешь – как можно быстрей беги за помощью к психотерапевту-наркологу. Прими помощь – и сам не плошай!

Очень важно самому как можно полней изучить психологию жизненных зависимостей – и не только химической , и не только своей... Это даст возможность ориентироваться и принимать реалистические решения. Легче будет и вытерпеть ломки, и миновать пустыню...

А вот что самое главное: знать и верить, что освобождение от наркозависимости откроет новые ценности, новые смыслы жизни, новые желания, новые радости и наслаждения, новые миры, нового Самого Себя... Освобождайся осмысленно! – И перед тем, как сам предпримешь усилия “соскочить с крючка”, и перед обращением к помощи профессионалов постарайся ответить себе на единственный, бесконечно важный и бесконечно трудный вопрос: З А Ч Е М?

Для Чего (или Для Кого) я освобождаюсь от наркомании?

Ради Чего ( или ради Кого) я буду жить без наркотиков?

Если ответа пока еще нет – значит, зреет, значит, откроется.

ЗНАЙ И ВЕРЬ

http://www.tsogu.ru:9080/razgovor/Archive/copy7_of_index_html/talkback/1147344069/discussionitem_view




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!