О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > Вызовы современному обществу > Наркомания > Владимир Леви о наркотиках 

Владимир Леви о наркотиках

Из бесед с корреспондентом Михаилом Рыбьяновым

КАКОЙ НАРКОТИК ВЫБИРАЕТ КОТИК

Леви: - Если общество видит в наркомании только порок, полиция– только преступление, медицина – только болезнь, значит, никто ничего не видит. Многомерное понимание. Многомерная помощь. Я пришел к этому через большой опыт.Лишь в этом надежда.

Припомним: разнообразнейшие зависимости, в ряду которых наркомании являют крайнюю степень, – удел не только человеческий. Наша кошка вчера случайно нашла две таблетки валерианы, немедленно их слопала и превратилась, простите меня, в пьяную бабу. Шаталась, мяукала, обнаруживала какие-то сексуальные притязания к существам не своего вида, глаза разъезжались... Наутро проспалась, но долго еще ходила дурная. Валерьянка для кошек – сильнейший наркотик. Врожденное видовое влечение. Но у разных кошек, обращаю внимание, в разной степени...

Рыбьянов: – Аллергия наоборот?..

– Что-то вроде. В животном мире наркомания, как и у людей, служит одной из причин деградации и вымирания. Гибнут целыми муравейниками муравьи, которые ради кайфа лижут выделения крохотных жучков, ломехуз, паразитирующих на этой их склонности. Наркомафия среди насекомых!.. Стада африканских слонов, забредающие в места, где произрастают лиановидные растения с опьяняющими плодами, обрекают себя на гибель. Делаются невменяемыми, совершают опустошительные набеги на окрестные человеческие селения. Взрослые перестают защищать и учить детенышей, а затем и вовсе прекращают размножаться. То же самое происходит со стаями обалделых наркоманов-павианов, можете себе представить, что они учиняют на своем пути...

Но в природе господство наркоманий ограничено логикой выживания. Вид быстро гибнет, если для него становится доступным наркотик, действие которого сильней, чем естественный призыв к пище и размножению. Если бы в местах, где живут кошки, плотно росла валериана, кошек не было бы на свете...

– Можно ли дать какое-то общепонятное объяснение наркомании с точки зрения биологии и физиологии человека?

– Общепонятности,боюсь, может не получиться... Танцуем от общеизвестного. У человека в мозгу – и не только у человека – работают могущественные центры Рая и Ада ("удовольствия и неудовольствия" – слабый термин). Работают эти центры на внутреннем биохимическом топливе. Организм сам производит как “вещества Рая”, так называемые эндорфины и еще некоторые,– так и “вещества Ада”. Скажу мимоходом, что вещества эти производятся и работают не только в мозгу, и страдания и наслаждения способны испытывать и создания, обходящиеся вовсе без мозга.

Однажды в студенчестве, глядя в микроскоп, я рассматривал каплю речной воды. С великим потрясением наблюдал поведение одноклеточных: инфузорий, амёб и прочей невидимой простым глазом живности. Видел, как они, охотясь, гоняются друг за другом, как пожирают друг дружку, дерутся, ухаживают, совокупляются, спят, отдыхают и, как казалось мне, размышляют... Припомнилось, что ведь и мы свой земной путь начинаем с такой вот величины, как эта юркая хламидомонада, напоминающая сперматозоида... И вдруг понял, вернее, нутром почувствовал: жизнь, психика, Бог, душа – всё едино и всё повсюду... Там, в этой капле, кипят страсти, там горе и ужас, восторги и наслаждения... От вирусов до человека – каждый из нас – волна великого океана, волна, на гребне которой лучатся брызги безумного счастья, а в глубине – пропасть...

ПУТЕШЕСТВИЕ В СУМАСШЕСТВИЕ

– Как мы заметили уже, Природа легко создает вещества, которые оказываются мощнее, чем наша внутренняя биохимия, перешибают ее, подчиняют. Вот забродил в водичке перележалый плод, дикий виноград, кучка колосьев или какая-нибудь инжирина – и из естественной пищи возникло алкогольное зелье. Из деревянной табуретки, как каждому деревенскому мужику известно, получается недурной самогон... А вот некий гриб, а ты любопытен и голоден. Кусочек попробовал – пошли глюки с невероятным кайфом. Еще кусочек – и тебя нет на свете.

В природе, как в музыке, все строится из меняющихся подобий. Искусственные наркотики – лишь более или менее извращенные подражания возможностям Жизни.

– Но человеческие наркотики все же сильней. В природе разве встречается что-нибудь подобное экстази, героину, ЛСД? Или хотя бы армянскому коньяку?

– Спросите еще про джин-тоник, про пиво... Вам что налить?.. (Наливаю выбранное гостем. – Владимир Леви).

…Самые отпадные героины, самые обалденные ЛСД и экстази – не буквально, конечно – находятся в вашем гипоталамусе – вот тут вот, выше шеи, в глубине, по середке... А всё, что извне приходит – лишь ключики, отпирающие эту сокровищницу. Или стамески, ломы...

Мне, кстати, думается, что библейский сюжет о Древе познанья Добра и Зла, о запретном плоде – помните, чем всё кончилось и что потом началось? – может иметь, при всем глубочайшем символизме, вполне химическую основу. С чего бы это Творцу вздумалось запретить своим наивным детишкам вкушать некие яблочки, а другие – пожалуйста?..

– Не содержалось ли в яблочках познавательной бормотухи?

– Вот и я это подозреваю. Змий-сатана, праотец наркомафии, наверняка сперва сам всё попробовал и оценил. И знал в точной последовательности, на что опираться: сначала на евино любопытство, потом на адамов кайф, а потом на обоюдную ломку...

Серьезно все это, очень таинственно... Природа подарила прачеловечеству не один только наркотический кайф – дорогостоящий пропуск в запретные зоны Рая, – но и первый опыт так называемых трансперсональных переживаний – выход за грань собственного “Я”, в другие измерения... И понятно, почему Отец всполошился: теперь станут они как мы, боги...

– С точки зрения нормального обывателя это всего лишь опыт всемирного сумасшествия...

– Да, путешествие в сумасшествие. Но не было бы его – не было бы и человечества, а мы с вами были бы всего-навсего многоклеточными хламидомонадами...

КЕФ, КЕЙФ, КАЙФ....

  • Как-то в юности, помнится, сидим мы с приятелем, потихоньку киряем. Приятель, философски настроенный, спрашивает задумчиво: “ Кто мне скажет, какой кайф на этой земле наибольший?”. Я с твердой уверенностью сказал, какой. – “Нет, друг мой, – приятель с некоторым беспокойством поглядел в сторону коридора – я с тобой не согласен. Это твое личное мнение. У меня другое”. – “Какое?”. – “А угадай”. – “Ну я знаю, что ты любитель пожрать”. – “Холодно, холодно...”– “И поспать не дурак”.–“Нет, не это...”.

Так и не угадал. А кончился этот содержательный диалог тем, что приятель поднялся из-за стола и направился по коридору в то место, куда наши органы ходят мочить террористов. “Наибольший кайф есть получаемый в данный миг”, – сказал он, вернувшись через минуту в прекрасном расположении духа. – “Ну-с, наливай...”.

Так что же такое кайф? Почему-то словечко это, прокрученное через наш наркоманический андерграунд, кажется мне убогим, каким-то мохнато-коротконогим... А в русском языке девятнадцатого и первой половины двадцатого века оно обозначало приятное времяпрепровождение, блаженный отдых, сладостное безделье, и звучало существенно иначе: не кайф, а кейф, кейфовать... Другая музыка, правда?..

– Другая жизнь... Медленнее, спокойнее...

– По происхождению же слово арабское: “кеф” — “опьянение от наркотика”, а именно: от гашиша, известного не один век. Слово это вошло во многие языки, и везде обозначает, в общем, одно, но с немаловажными различиями в контекстах.... Для большой части сегодняшней молодежи оно знаковое, идеологическое, уже и для детворы. И это означает, что мы живем в рубежное, нулевое время: конца одного великого цикла цивилизации – и начала другого...

– Почему, связь какая?

– Человечество, нация, род, как и отдельный человек, исчерпав заряды энергоносных идей, всегда заново, новыми витками возвращаются к основам, к предистокам, к простейшему. Сегодня энергоносных идей в мире нет. И сызнова расцветает, в несчитанный уже раз, кайфизм-пофигизм – идеология древнейшая и примитивнейшая, дочеловеческая. Знавшая в истории людской и свои великие подъемы, расцветы, когда вырастала до вершин культа красоты и полноты жизни, например, в Элладе, – и падения, деградации, как в последние времена Рима... В России кайф-деградация, упадок качества переживания жизни сейчас идет резко, вместе с прискорбной культурной убылью... Среди многих причин играет свою роль и еще действующая отрицательная индукция от издохшего чувства социального долга, культивировавшегося марксизмом-ленинизмом, а до него самодержавием-православием....

– Я еще застал это музейное чувство в самом себе (в момент беседы корреспонденту 23 года – В.Л.), вблизи последнего вздоха... И почему-то не хочется его доубивать, хотя вечно живое учение уже закопали.

– Зачем убивать, пусть себе живет, авось пригодится...

– Мешает жить. Но и кайфизм-пофигизм мешает. Работать мешает.

– Я вас хорошо понимаю...

http://www.tsogu.ru:9080/razgovor/Archive/copy7_of_index_html/talkback/1146998071

 




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!