О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > Вызовы современному обществу > Бездомные дети и взрослые > Начинать надо с cамого либерального подхода 

Начинать надо с cамого либерального подхода

В России бездомных стараются отправить если не в тюрьму, то - на принудработы. В Англии для них строят центры ароматерапии, а во Франции клошары, невозбранно живущие под городскими мостами, всегда знают, куда надо пойти бесплатно подзарядить свой ноутбук. Инвалиды в России нередко оказываются за бетонными стенами интернатов-гигантов, откуда выход - только на кладбище. В Европе никто не считает, что человека с ментальной инвалидностью надо ограничивать в передвижении даже ради его собственной безопасности. Но не все относятся к западным принципам соцработы с сочувствием, а есть такие принятые там тенденции, которые вызывают твердое отторжение не только у обывателей, но и у многих специалистов. 

О том, где пролегает "царский путь" социальной работы между репрессивной традицией, доставшейся нам от Советского союза и либеральной, принятой во многих странах Запада, мы говорили с председателем Санкт-Петербургской епархиальной комиссии по благотворительности прот.Александром Степановым.

- Отец Александр, в Санкт-Петербурге действуют несколько проектов по снижению вреда Чем они плохи?

- Программы снижения вреда - продукт либерального мировоззрения, в основе которого лежит толерантность, стремления всегда принимать человека таким, какой он есть. В Церкви часто звучит критика такого подхода в целом - почему?
- В падшем человеке есть страсти. Это надо признавать. И в то же время нельзя говорить, что это нормально, что раз они есть, их надо удовлетворять. Любая легализация любого греха - это признание того, что мы не можем с ним справиться. Общество не должно потакать страстям человека. По крайней мере, если это общество считает себя христианским. Можно ставить вопрос так: надо создать условия социальной жизни, чтобы этим страстям не давать развиваться произвольно. 

Либеральная модель вообще не видит какого-то образа поведения, как идеального, не видит человека, как образа Божиего, как творения Божия. Здесь все равнозначно. Это вообще тенденция нашего времени - не только в области социального поведения, но и в области культуры, например. Кому-то нравится Пушкин, кому-то - матерное слово на заборе. В принципе, и то и другое - знаки, и то и другое - текст. Докажите, что один текст лучше другого! Я думаю, для верующего человека такое направление общества и культуры абсолютно неприемлемо.

Но есть другая сторона. В чем некоторая правда этого подхода? Действительно, заниматься морализаторством с людьми, уже привыкшими к асоциальному поведению, контрпродуктивно. Начинать надо с максимально либерального подхода, но это тактика. А цель должна быть всегда - вывести человека на какую-то, условно говоря, идеальную модель поведения. В начале общения, на первом этапе помощи этим людям надо где-то спуститься на их уровень возможности восприятия. Прибегая к Евангельской аналогии: Христос стал человеком, спустился с небес для того, чтобы помочь вот этим грешникам. В этом смысле нам необходим некоторый кинетический путь. Иначе мы просто не достучимся к этим людям. Главное, ставим ли мы целью помочь человеку стать иным, или наша цель - закрепить человека в этом состоянии, дав ему все возможные права (так, например, провозглашается борьба за право голосовать для бомжей. Из каких-то высших соображений - вот, человек должен иметь право избирать и быть избранным. Но это абстракция, это не имеет отношения к конкретной жизни. Понятно, что Запад, видя правовой нигилизм в России, готов на это дело давать деньги. Оттуда не особо видно, что ничего, кроме насмешки, у населения это не вызывает. Самим бомжам это не нужно, у них в жизни совершенно другие проблемы, и они хотели бы, чтобы им помогли реальные проблемы решить)? Я думаю, что Церковь может исходить только из того, что у нас есть идеал. Другой вопрос, что пути, которыми мы стремимся к его достижению, могут быть нетрадиционны для консервативного церковного восприятия. Например, какую музыку надо слушать с уличными детьми? Надо ли им сразу предлагать духовные песнопения или с ними можно слушать рок, и прочее? Пока они слушают рок, начать с ними разговор можно и через это. Это вопрос церковной миссии, вопрос ее многих языков. То же самое и в социальной работе. Мы идем с некой миссией - не напрямую церковной, не имя ввиду первым делом их привести в церковь, но желая их сделать, по крайней мере, социально приемлемыми членами общества, активными, ответственными и т.д. 

Другая крайность, которая тоже исходит не из желания помочь каким-то конкретным людям, а просто из желания не видеть ничего: убрать всех с глаз долой, ввести статью (за бродяжничество, за наркоманию), выслать из городов, чтобы они тут не болтались. Пускай или меняются, или подыхают где-нибудь там, не на виду. Опять-таки, какая-то крупица правды в этом есть: действительно, этих людей надо подталкивать к труду над собой. Ставить в такие условия, чтобы они начинали трудиться. Социальная жизнь - это, прежде всего, какие-то обязанности, ответственность.

- Но могут ли запретительные и принудительные меры привести к положительному эффекту? 
- Даже там, где мы не можем совершенно искоренить какие-то негативные явления, надо искать возможность минимизировать грех, не дав ему возможности развиваться. Вот, например, игорный бизнес. Я считаю, что его надо куда-то убирать с улиц, и подальше. Совсем прикрыть, наверно, вряд ли возможно - обязательно появится что-то подпольное. Но игорные автоматы человек у себя дома не смастерит. Ну, будут в картишки перебрасываться по домам, но это гораздо меньше затягивает, чем "Джек пот", например. Если повсюду будут публичные дома, мужчине с нормальной потенцией, который по своей падшей природе склонен к многообразным связям с женщинами, пройти мимо будет трудно. Если их не будет, человек может и не пойти искать специально. 

Или, например, наркотики и алкоголь. Конечно, во многом это вопрос традиции. Алкоголь традиционен для европейцев, пьянство порицается, но не считается чем-то, находящимся за пределами исторических культурных норм; а для азиатов традиционно курение всяких наркотических веществ. Поэтому если в Турции курят гашиш, это их дело, пусть сами решают. Я думаю, в каждой стране, в каждой культуре можно определить, что можно совсем убрать, а что - задвинуть подальше. Другое дело, что сейчас мир становится глобальным, все пороки становятся интернациональными. В этом смысле общечеловеческие ценности, права человека должны корректироваться. 

Беседовал Игорь ЛУНЕВ

Дата публикации ( с сокращениями): 31.03.2009
http://www.miloserdie.ru


 




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!