О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > Вызовы современному обществу > Бездомные дети и взрослые > Роль Церкви в поддержке сирот специалистами по-прежнему неочевидна 

Роль Церкви в поддержке сирот специалистами по-прежнему неочевидна

Выпускники сиротских учреждений – страдальцы, за которыми нужен постоянный социальный уход или наглые молодые люди, умеющие выжимать себе из общества блага «на халяву»? Среди людей, редко сталкивающихся с «интернатскими», давно произошло разделение мнений по этому поводу. Многим организациям, частным, общественным и государственным, этот вопрос тоже не безразличен. Они стараются понять, как можно помочь устроить судьбу выпускников из интернатов и семей опекунов. 

24 сентября за круглым столом в мраморном зале центрального дома журналистов в Москве собрались специалисты и эксперты в этой области, работники СМИ, чтобы обсудить проблемы выпускников сиротских учреждений, попытаться понять их собственный взгляд на свою жизнь, и оценить результаты помощи общества таким детям.

Детдомов больше не стало, но проблемы остались те же
Организаторам круглого стола стали Шведское общество по оказанию международной помощи детям (Аdoptionscentrum) совместно с вот уже 15 лет действующей в России программой отдела Восточной Европы Шведского государственного управления международного развития и сотрудничества (SIDA), направленной на адаптацию детей-сирот в их самостоятельной жизни, на помощь общественным и государственным организациям нашей страны в создании центров адаптации и других прогрессивных форм постинтернатной помощи детям. Руководитель программы Паула Альборнос произнесла вступительное слово, где поблагодарила коллег за поддержку, отметила хороший результат – за прошедшие 15 лет не наблюдается рост количества детских домов, и стало возможным существование патронажных семей. Но те детские дома, которые есть, все так же сталкиваются с проблемами, требующими решения.

Известно, что переход к самостоятельной жизни выпускников детских домов связан с сильнейшим стрессом. Ведь они не умеют даже сами просыпаться, так как их в интернате всегда будят. Они не могут не только самореализоваться, но и просто строить планы на будущее. Получая пособие, идут в кафе и все проедают, встретив мошенника, не отличают его от друга, и очень тяжело переносят одиночество. В этом смысле они, конечно, являются несчастными людьми, которым нужна помощь. Но важно не дать развиться побочным психологическим явлениям. Иждивенческая позиция, преобладающая на сегодняшний день в психологии таких выпускников мешает их адаптации и социализации в обществе. Чтобы начать разговор о реабилитации сирот, необходимо знать историю вопроса, психологические аспекты проблемы, зарубежный опыт решения таких же задач. Все это важно для определения степени и формы участия специалистов, простых людей, столкнувшихся с этой проблемой и, конечно, государственных чиновников, в руках которых находятся реальные инструменты управления, в судьбе детей-сирот.

Выпускать надо человека, а не бумажку
В 1995 году в нашей стране начала работать целевая государственная программа «Дети-сироты», теперь «Семья и дети». Тогда все начиналось с пакета документов, помогающих ориентироваться выпускнику в его новой жизни, с организации первого центра социальной адаптации. На сегодня специалисты отмечают явные положительные тенденции. Практически все регионы приняли программы по жилью, сократилось время его ожидания. Активно начала разрабатываться и формироваться система постинтернатного сопровождения. Создаются базы данных выпускников, отслеживается реализация их прав, создаются специальные центры. Но остаются основные проблемы. Они характерны не только для нашей страны. Во многих странах идет реформирование систем опеки, поддержки при выходе из-под опеки (переход к учреждениям семейного типа, пересмотр законодательств), борьба с неравным доступом разных целевых групп выпускников, в том числе в зависимости от возраста, к поддержке. Очень плохо, что не всегда учитываются важные социальные характеристики: пол, этническая принадлежность, способности и т.д. Интересно, что по мнению доктора психологических наук, проректора по науке столичной финансово-гуманитарной академии, эксперта Комитета Государственной думы РФ по вопросам семьи, женщин и детей Галины Семьи, проблема жилья не является самой основной. Гораздо важнее изъяны в психологии и психике выпускников, а так же маленький максимальный возраст для получения поддержки – в России это всего 18 лет. В других странах он больше - от 20 до 25 лет. «Выпускаем не тогда, когда уже можно, когда дети готовы психологически, а когда указывает закон, когда по документам наступает юридическая самостоятельность» - так видит основную проблему Галина Владимировна. 

После 18 крутись, как хочешь
Юрист и советник отдела нормативно-правового регулирования и методического обеспечения деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних Департамента государственной политики в сфере образования и социальной защиты Министерства образования и науки РФ Оксана Хухлина, считает проблему с жильем более актуальной. Только в Москве и в Ханты-мансийском округе хватает выделяемых на это субсидий. Вопрос о субсидиях для такого жилья должен быть перенесен на федеральный уровень, но пока этого не произошло. Поступают предложения о создании домов молодежи или социальных гостиниц, но министерство финансов и министерство юстиции не рассматривает их из-за непроработанности соответствующих статей жилищного кодекса. 

Особое внимание Оксаны Владимировны, как юриста, было обращено нормативную сторону адаптации детей-сирот, вышедших из сиротских учреждений. Основная беда в том, что есть законы, но нормы, которые должны обеспечивать поддержку этих законов, разбросаны по разным статьям законодательства и в результате органы опеки неэффективно пересекаются в своей деятельности с органами социальной защиты. Например, нет никаких законодательных актов, касающихся детей, вышедших из под опекунства после 18 лет. Хотя результаты работы этой формы социальной защиты детей-сирот проявляется именно в этот период, и тут необходим контроль со стороны государства.

В результате поправок 2008 года в статью 148 Федерального закона об опеке и попечительстве, фактически сделавших патронат той же опекой, но с выплатами, социальные организации не могут войти в патронатную семью, у них нет законных оснований и, привычный для социальной работы инструмент тестирования не может быть использован. Результаты этой формы социальной защиты не изучены достаточно.

Сирота сироте рознь, и помогающие организации неодинаковые
Организаций, занимающихся проблемами постинтернатных выпускников не так много. Во всяком случае таких, которые действительно интересны. Обзор организаций работающих в этой социальной области представила председатель фонда «Женщины и дети прежде всего» с.н.с. лаборатории социально-психологических проблем профилактики безнадзорности и сиротства Московского городского психолого-педагогического университета Наталья Владимирова. Она считает, что недостаточная эффективность работы таких организаций связана с отсутствием системного подхода. Решение может быть в разумном разделении обязанностей между организациями. Организациям с нестабильной поддержкой государства легче проводить разовые мероприятия, чем выстраивать долговременную политику крупного социального проекта. У стабильных организаций проблемы чаще связаны с несистематизированным подходом к выпускникам. Ведь одно дело поддержать при поступлении в ВУЗ вполне сложившегося человека, иное - помочь определиться с выбором жизненного пути детям «правильного поведения», ориентированным на более самостоятельных товарищей, и совсем другая работа должна проводиться с наиболее обширной категорией - детьми из коррекционных учреждений, «дети социальной защиты». 

Наталья Владленовна уверена, что программа организаций, занимающихся проблемами детей коррекционных учреждений и социальной защиты должна начинаться с младенчества подопечных. Если последствия психологических травм закрепятся и перейдут во взрослую жизнь ребенка, то спасти его уже будет очень сложно. Наталья Владленовна считает, что государству и социальным организациям надо учиться слушать друг друга, несмотря на огромную их загруженность. 

«Средний» сирота: был мальчик-оборвыш, стала девочка, боящаяся темноты
Особенно интересно было слушать выступления региональных партнеров шведской программы. В Пскове за три года действия программы в интернаты стало поступать больше детей с риском стать сиротами, чем уже в статусе сирот. Это, например, дети родителей-алкоголиков. Из таких семей детей получали с образованием 3-4 класса в 15 лет, с повышенной степенью тревожности. Значит, решили в Пскове, задача работы расширяется. Социально-интернатные учреждения теперь должны быть ориентированны на работу не только с сиротами, но и с детьми из неблагополучных семей. Еще один перенятый опыт из Швеции - служба медикопсихологопедагогического сопровождения. Это значит, что ребенок, попадает в поле зрения сразу всех специалистов, и они курируют его до 20-23 лет. Многие начинания были совершенно новыми, например, опека молодых беременных женщин, бывших воспитанниц интерната - общеизвестно, что у таких матерей очень высок процент отказов от своих детей. Вся работа по проекту привела к тому, что за 3 года в Пскове закрылись 4 интернатных учреждения. 

В Мурманске работает удивительный проект «Модель постинтернатной квартиры», в рамках которого выпускники интерната жили в арендованной для них квартире под дистанционным присмотром специалистов. Трудности, выявленные в ходе проекта с одной стороны показательны, с другой стороны не одинаковы для всех категорий. Например, два друга в квартире проживали спокойно, один воспитанник, очень хотевший попасть в проект, так и не смог прожить одиноко в квартире даже один месяц, а молодая семейная пара, поставившая социальных работников перед фактом скорого рождения первенца, первые месяцы так ругалась, что дело доходило до развода. Мама никак не понимала, почему папа не почистил картошку к ее приходу, а молодой папа пытался оправдаться тем, что картошку чистит второй раз в жизни. Так, может быть, все и кончилось бы плохо, но руководители проекта помогли, и семья сохранилась. Понятно, что молодые родители из интернатной среды не могут сразу адаптироваться к самостоятельной, а тем более, совместной жизни.

В начале действия проекта в Новгороде было проведено социальное исследование. Опрашиваемым людям из разных слоев общества предлагалось описать сироту. Собирательный образ такого сироты изображал специальный художник и получался портрет сироты в общественном мнении. Интересно, что 5 лет назад такое исследование уже было проведено. Результат оказался неутешительный. Сирота выглядел оборванным, грязным мальчиком. Сейчас это девочка, которая живет в детском доме, хочет стать врачом, боится одиночества и темноты - такие изменения в сознании общественности произошли за пять лет благодаря усилиям российских и зарубежных организаций, частных лиц, общественных фондов и просто, неравнодушных людей.

Церковь мешает? 
По-прежнему многими светскими специалистами недооценивается роль Русской Православной Церкви в этой области. Так, привлечение РПЦ к участию в деле социальной поддержки и реабилитации детей-сирот Наталья Владимирова считает пока неэффективным из-за низкой профессиональной подготовки, незнания нормативов и актов, слабой финансовой поддержки. В некоторых случаях, считает она, работа РПЦ даже негативно влияет на дело социальной защиты сирот - Наталья Владленовна вспомнила ситуацию вокруг письма бывшей воспитанницы приюта в Свято-Боголюбском монастыре - частный случай, который, конечно, не характеризует значение Православной Церкви в общем деле социальной защиты, но говорит об отсутствии консолидации с государством и общественными организациями, о закрытости многих церковных структур. Все это, несомненно, приводит ко взаимному непониманию многих общих жизненно-важных вопросов. В целом, ни один из участников круглого стола не высказывался в пользу диалога с Церковью, даже наоборот, многие отмечали его невозможность, вялость инициативы епархий в регионах и нежелание Церкви, по мнению общественных и государственных организаций, работать по общим правилам. Неоднократно прозвучало мнение, что «дети должны быть вне конфессий», и решать к какой конфессии они будут принадлежать, должны самостоятельно во взрослом возрасте. Однако очевидно, что такое отчуждение от Русской Православной Церкви, которая всегда принимала и будет принимать нескончаемый поток нуждающихся в помощи людей, и вынуждена, так или иначе, решать социальные проблемы, в том числе и детей-сирот, негативно сказывается на конечном результате сложной и многогранной деятельности всей системы общественной поддержки людей, находящихся в социально-опасных жизненных ситуациях. Очевидно также, что церковные социальные проекты действительно часто развиваются параллельно светским, особенно негосударственным, не пересекаясь с ними и взаимно не испытывая интереса - это также вносит свою лепту в копилку общего непонимания.

Хочется надеяться, что такой обмен опытом, дискуссии и круглые столы станут регулярными, перейдут из разряда событий в разряд рабочих моментов. И чем больше будет консолидированности всех структур, всех организаций заинтересованных в положительном результате, чем целенаправленней будет общая деятельность, чем больше общественных структур будет принято в сферу диалога, в участие и разработку единых норм управления, единых методик, единых проектов, тем возможней будет наладить регулярную и продуктивную работу. Тогда общество сможет когда-нибудь понять проблемы выпускников сиротских учреждений в целом, научиться помогать им, и тем самым помогать себе.


Ирина СЕЧИНА


Дата публикации: 28.09.2009
http://www.miloserdie.ru


 




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!