О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > Вызовы современному обществу > Алкоголизм > Можно ли считать группы "АА" религиозными группами и применять к ним догматические и канонические оценки? 

Можно ли считать группы "АА" религиозными группами и применять к ним догматические и канонические оценки?

В настоящее время в церковной среде ведутся дискуссии о том, насколько религиозным является движение "Анонимных алкоголиков" и о том, совместимо ли оно с учением Православной Церкви. Некоторые священнослужители относятся к нему негативно, т.к. считают, что происходит подмена церковных таинств и людей под предлогом борьбы с алкогольной зависимостью вовлекают в новую секту.

Этот вопрос очень важен и серьезен, поэтому требует детального рассмотрения.

Общепринято, что религия определяется наличием трех признаков: учения о высших силах; учения, регламентирующего отношения с высшими силами; организации людей, реализующей практику связи с высшими силами, воплощая в жизнь первые два пункта.

Остановимся подробно на каждом из этих признаков.

Признают ли участники групп самопомощи Высшую Силу? Безусловно, да. Существует ли, например, у "АА" некое учение о конкретных высших силах и, что самое важное, существует ли разработанная практика, направленная именно на осуществление связи с конкретными высшими силами? Существует ли у "АА" учение о посмертной жизни? Ответ очевиден - нет. В группах "АА" настаивается, что каждый молится так, так как он это понимает. Церковный запрет на молитву с представителями других религий тут не действует, поскольку все собравшиеся молятся не некоему единому навязанному со стороны "АА" божеству, а каждый молится тому Богу, которому он лично доверяет.

Вспомним пример с пророком Ионой. Когда началась буря, то все корабельщики стали молиться свои богам. При этом самому Ионе не ставилось в вину то, что плавал с язычниками и был среди молящихся иноверцев. Подобно этому и алкоголики. Они все в группах самопомощи могут взывать своим богам, но те из них, кто ведает Истинного Бога, воззовет к Нему.

Если на собрание придет христианин, то Сообщество Анонимных алкоголиков предоставляет ему возможность молиться именно Господу Иисусу Христу, в то время как пришедший мусульманин будет лично обращаться в молитве к своему Богу. Группы "АА" нашли уникальный механизм, который помогает людям сделать первый шаг к исцелению через свою веру, но при этом сохраняется религиозная и культурная самоидентификация.

Для любого образованного человека этого рассуждения должно быть достаточно, чтобы честно согласиться с тем, что о себе говорят представители групп самопомощи. Они утверждают свою внерелигиозность и ставят своей целью помочь несчастным людям, больным алкоголизмом, наркоманией или другой зависимостью.

Для человека, знакомого с обсуждаемым вопросом не понаслышке, очевидно, что обвинение движения "АА" в религиозности - это невежество. Программа движения не содержит никаких конфессиональных идей. Обвинение "АА" в экуменизме и сектантстве тоже лишены основания. Сектантство имеет очевидную симптоматику: наличие харизматического ("исключительно одаренного") лидера, систему тайн и ограбление. Сначала - духовное, а потом обязательно и физическое. В обществе "АА" очень прочные традиции, которые противостоят появлению харизматических лидеров.

Церковь сотрудничает с разными организациями, но не требует от них церковности. Если бы "АА" выдавали себя за Церковь, то следовало бы требовать догматической точности, но они не выдают себя за Церковь. У нас нет и не может быть к ним ни догматических, ни канонических претензий.

Хотелось бы отметить, что при решении спорных вопросов в Церкви необходимо руководствоваться следующими свидетельствами Священного Писания:

а) притча о плевелах.

Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, - чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою (Мф. 13: 24-30);

б) и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать (Лк. 9: 52-56);

в) рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2Тим. 2: 24-26);

г) умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира (Еф. 4: 1-3);

д) будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением (1 Петр. 3: 15);

е) Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью (Иак. 3: 13);

ж) слышу, что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти и верю. Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1Кор. 11: 18-19);

з) Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5:22-23).

Некоторые традиции групп "Анонимных Алкоголиков" сильно смущают часть православной общественности, звучат обвинения в сектантстве в адрес этого движения. Для разъяснения спорного вопроса обратимся к интервью 2003 года, данному Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II наместнику Данилова монастыря архимандриту Алексию (Поликарпову),  а также к мнению других церковнослужителей, пользующихся несомненным авторитетом и лично знакомых с деятельностью "АА".

Вопрос: Взгляды священников Русской Православной Церкви на проблему алкоголизма и наркомании зачастую различаются. Некоторые считают, что нужно использовать чисто духовный метод борьбы: молебны, акафисты, проживание в монастырях, посты, зароки воздержания, паломнические поездки и т. д. В то же время другие священники приветствуют и поддерживают практику "АА" и АН. Как Вы думаете, почему мнения священников разделились?

Ответ: Причиной подобного разномыслия является сложность проблемы алкоголизма и наркомании. Как уже много раз было отмечено, именно совместные усилия медиков, психологов и священников наилучшим образом способствуют преодолению алкогольной и наркотической зависимости.

Следует помнить, что выздоравливающий человек остро нуждается в заполнении своей душевно-духовной сферы, ранее заполненной наркотиками и алкоголем. И если Церковь не будет сотрудничать с обществами "Анонимных алкоголиков" и "Анонимных наркоманов", как, впрочем, и со многими другими подобными организациями, успешно работающими во всем мире, то ими займутся секты.

Вопрос: Некоторых священников смущает то, что на собраниях "АА" участники во время заключительной молитвы держат друг друга за руки. Но самым главным камнем преткновения является выражение: "Высшая Сила - Бог, как каждый Его понимает". Хотя в Программе говорится о Господе, о Боге, Который есть любовь. Но понятие "Высшая Сила" предлагается для неверующих алкоголиков и наркоманов, а таких в России очень много. Каково Ваше мнение по этому поводу?

Ответ: Традиции внешнего порядка, сформировавшиеся в подобных обществах, не имеют принципиального значения. Если люди, нуждающиеся в исцелении от страшной язвы, обращаются душой к Богу, то неразумно закрывать перед ними двери Церкви только потому, что они держатся за руки, стоя на молитве. Несомненно, высоты богословия могут быть поначалу недоступны им. Однако это не означает, что в практической деятельности по реабилитации алкоголиков и наркозависимых следует сознательно упрощать те или иные положения христианской веры. Такая деятельность должна быть неразрывно связана с катехизаторскими мероприятиями, с вовлечением страждущих от алкоголя и наркотиков в полноценную церковную жизнь.

Методы Сообщества Анонимных Алкоголиков, в частности обращение к Богу как к Высшей Силе, допустимы при работе с недостаточно воцерковленными людьми - считает Антоний, митрополит Сурожский и говорит о взаимопомощи, лежащей в основе деятельности "АА".

"Я думаю, что все светлое, вдохновляющее и целительное, если человек находит это внутри себя, пусть даже не зная о Боге, - от Бога".

"Я думаю, потому что их (священников, которые против "АА" - прим. сост.) учили в семинарии, что все вопросы можно решать только духовно. Они полагают, что это лишь духовная проблема. А духовного разрешения у них нет, потому что ни опытом, ни знаниями по этому вопросу они не обладают.

Вот человек искренне кается, причащается, от всей души молится, ведет духовную жизнь достаточно долго, лет пять, а потом срывается и опять пьет. Бывают такие случаи, и их немало. Человек не знает, что ему делать. Некоторые кончают жизнь самоубийством от отчаяния: "Господи, я в Тебя верю, я причащаюсь, а Ты мне не помогаешь. Я Тебя прошу, почему Ты мне не помогаешь?"

Я думаю, что Бог может ответить так: "Вот Я тебе дал пятилетний перерыв, Я тебе показал, что ты можешь не пить. Теперь смирись, обратись к таким же, как ты. Не в одиночку, а с ними попытайся справиться со своей бедой, и ты увидишь, что и в тебе вырастут силы, и другие люди тебе помогут, и ты поможешь другим".

Некоторые священники против организации "АА" еще и потому, что они слишком надеются на свои священнические силы, они не знают проблемы - это первое и самое важное.

Да. Есть такие направления медицины, которые духовные лица отвергают. Люди просто плохо разбираются в предмете. Возможно, в России их еще отпугивает и то, что движение "АА" пришло из Америки."  

"Мне представляется, что для того чтобы сообщество "АА" могло охватывать неверующих, воспитанных в среде атеизма людей, слово "Бог" заменили словосочетанием "Высшая Сила, как каждый Ее понимает, Сила, более могущественная, чем я". Например, я встречал людей, которые не верят в Бога, они не могут пока в Него поверить, но они уважают Церковь. Для них понятие "Высшая Сила" более приемлемо.

Я думаю, что если человек даже не знает о Боге, но действует согласно с Божьими дарованиями, он может открыть Путь. Я вспоминаю один разговор. Ко мне подошел молодой офицер и говорит: "Судя по вашему облачению, вы верующий?" Я говорю: "Да". Он продолжает: "А вот я - безбожник, что вы на это скажете?" Отвечаю ему: "Мне очень вас жалко". Офицер спрашивает: "А что у меня общего с Богом, чтобы я в Него верил?" Я ему говорю: "А вы во что-нибудь верите?" Отвечает: "Да. Я верю в человека". Я сказал: "Вот это у вас с Богом общее. Только Бог верит в человека гораздо больше, чем вы. Он человека создал, Он Сам стал Человеком, Он за него умер, и Он продолжает нас любить, несмотря на то, что мы такие". Он на меня посмотрел и сказал: "Эх, так об этом подумать стоит!" Так вот, понимаете, этот человек неверующий, но у него с Богом общая вера в человека. Так что я считаю, что эту фразу: "Высшая Сила" - вполне можно применять".  

Одной из причин негативного отношения к Сообществу Анонимных Алкоголиков со стороны некоторой части православной общественности Алексий, архиепископ Орехово-Зуевский называет недостаточную информированность. Также владыка говорит о том, что порой в среде священства недостаточно любви к человеку, к личности, есть терпение, но мало смирения, мало готовности выслушивать конкретные проблемы конкретного исповедника, особенно если он страдает тем или иным видом зависимости.

"Против - из-за кичливости и незнания. Многие священники совершенно не знакомы с этой нелегкой проблемой и не знают Программы "АА". Они безапелляционно выносят свои суждения, и, подчас, негативные. Чтобы говорить об алкоголизме и наркомании, эту проблему нужно изучать, ее нужно знать, нужно хотя бы прочитать одну две книги, посетить хотя бы одно собрание.

Еще, можно сказать, это происходит из-за отсутствия любви, которая есть дар Божий, из-за неуважения к личности. Подчас священник через силу, нехотя, с плохо скрываемым отвращением выслушивает пришедшего к нему трясущегося алкоголика. Он думает, что тем самым вырабатывает в себе смирение, но "от терпения до смирения очень большое расстояние" .

О недопустимости формализма при оценке деятельности движения "АА" говорит и игумен Петр (Мещеринов). Он также обращает внимание на то, что возникновение данной проблемы свидетельствует не столько о сомнительности методов работы "АА", могущих ассоциироваться с сектантством, сколько о нездоровом настроении и недоверии Господу той части Церкви, которая активно не приемлет эту организацию.

"Реабилитационная программа "12 шагов" вызывает ожесточенное отторжение некоторой части православной общественности. Мне хочется сказать о тех проблемах, которые высветились в церковной среде благодаря соприкосновению с "АА". Вот главный вопрос - какие мы, православные? Что для нас наша вера, наша Церковь? И вот что видно: мы всего боимся. Дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия (2 Тим. 1, 7); ничего этого нет в нашей жизни.

Мы боимся того, что люди на собраниях "АА" берутся за руки. Другими словами, мы боимся элементарного проявления человеческой солидарности. Это - плод нашего православного христианства? Мы боимся "недогматических молитв"; что же, давайте во всех случаях жизни читать только "Символ веры" и ни в коем случае не обращаться к Богу с различными нуждами своими словами. Этому учит нас Православие? Мы ежимся от того, что люди, еще не нашедшие Христа, но уже обращающиеся к Богу и ищущие Его помощи и поддержки, называют Его "Высшей Силой". А что, Бог - не Высшая разве Сила? Если бы Его назвали, ну скажем, "низшим бессилием" - то да, тогда бы мы справедливо возмутились бы. А когда называется одно из имен Бога и мы начинаем шуметь, что это плохо, опасно и проч., значит Православие для нас - это не дух любви, силы и целомудрия, но всего лишь лексика. Не соответствуешь лексике - значит, не православный, так получается. Итак, христианство - это лексика. Вот что для нас наша вера и наша Церковь: не любовь Христова, не сама жизнь, а внешние десятистепенные вещи. В Евангелии такое состояние души называется фарисейством и объявляется Господом хулою на Духа Святого, грехом, который не простится ни в сем веке, ни в будущем (Лк. 12, 10).

Часто говорят и пишут, что "АА" - западная вещь, нам не подходит, у нас свои методы борьбы с алкоголизмом. Это очень хорошо. Пусть будет разнообразие опыта. Но, встает вопрос, где они, эти методы? Где плоды нашей деятельности, которую мы могли бы противопоставить опыту "АА"? В том-то и дело, что реальных плодов, сколько-нибудь массовых, нет. Отдельные случаи не показатель. Если бы у нас была успешная тиражируемая система реабилитации, которую можно было противопоставить "АА" - тогда наши речи имели бы вес. А так ничего своего не имеем, а только злобствуем; спрашивается, как к нам будут относиться внешние? Факты говорят о том, что с середины 90-х серьезного роста "православной наркологии" нет. "АА" - прекрасно развиваются.

Какая цена нашему Православию на деле, а не на словах? Противники "АА" утверждают, что у нас есть дореволюционный опыт обществ трезвости, а "АА" пришли с запада, следовательно, они плохи. Откройте словарь Брокгауза и Эфрона, и почитайте о братствах трезвости в России. Зародились-то они в Америке (да-да! вот насмешка истории!) в конце XVIII века и только десятилетия спустя появились в России.

Каким призвано быть церковное отношение к "АА", а также к другим новым или западным вещам, касающимся реабилитационной, социальной (напр., ювенальная юстиция) и прочих сфер деятельности? Как известно, у Церкви есть два подхода. Первый называется "акривией" - это строгое, буквальное соблюдение канонов. Второй - "икономией", то есть снисходительным, пастырским отношением к жизни. Исторически Церковь всегда в 99 % случаев использовала икономический подход и крайне редко, в случаях особой и крайней необходимости, руководствовалась акривией. Перед нами не просто абстрактная проблема, а горе, несчастье, болезнь, поломанные жизни алкоголиков и членов их семей, по большей части нецерковных, порой неверующих. Появляется метод, реально помогающий. Как должна действовать Церковь? Разумеется, церковно, руководствуясь словами апостола Павла: всё испытывайте, хорошего держитесь (1 Фесс. 5, 21) и исходя из крайнего пастырского снисхождения. Не нужно придавать догматического значения "Высшей Силе" и тому, что люди берутся за руки. Не нужно придумывать, что собрания "подменяют" Таинство Исповеди, а нужно просто потерпеть немощь и несовершенство пришедших на собрание больных людей (именно об этом, кстати, говорил и Патриарх: "Традиции внешнего порядка, сформировавшиеся в подобных сообществах, не имеют принципиального значения. Если люди, нуждающиеся в исцелении от страшной язвы, обращаются душой к Богу, то неразумно закрывать перед ними двери Церкви только потому, что они держатся за руки, стоя на молитве. Несомненно, высоты богословия могут быть поначалу недоступны им…"). И практика показывает правильность этого подхода: многие воцерковляются и становятся православными христианами… А акривией тут ничего не добьешься, тем более что в основе ее в данном случае лежит не разумное соблюдение интересов Церкви, а совершенно детские аргументы "не наше - значит, плохое", порождающие злобу и мракобесие в церковной упаковке.

Нередко можно слышать претензии в адрес государственных и общественных деятелей, использующих в своей практике не одобряемые Церковью методы социальной работы, и голоса о недопустимости сотрудничества с ними Церкви. Во-первых, нужно совершенно отчетливо понимать, что мы не можем предъявлять церковные претензии нецерковным людям. Представьте, что мы пришли в английский парламент, взобрались на трибуну и выступили с горячей и, может быть, совершенно правильной речью… на русском языке. Уместны ли будут наши обиды и претензии к британским парламентариям, что они нас не поняли и вдобавок еще выражали свое недовольство? Не должны ли были мы обратиться к англичанам на английском языке или хотя бы воспользоваться услугами переводчика? Так и тут. Люди исходят из того, что кажется им добрым, нужным и полезным стране и людям. Априори считать, что в их деятельности они должны исходить исключительно из церковных позиций, и укорять их в том, что они из нее не исходят - ошибочно и нереалистично.

Во-вторых, мы должны быть компетентны, и если мы вмешиваемся в спор наркологов, скажем, о допустимости или недопустимости для лечения наркомании малых доз легких наркотиков, то мы должны быть вооружены специфическими профессиональными знаниями, а не кричать "с кондачка" идеологические лозунги. Кроме того, должна быть выработана четкая и ясная позиция Церкви по тому или иному обсуждаемому вопросу - Церкви, а не того, что какой-либо батюшка сказал одно, церковная газета - другое, православная радиостанция - третье, а какой-нибудь сайт - четвертое.

В-третьих, пусть даже мы убедились, что те или иные взгляды названных государственных и общественных деятелей на самом деле противоречат церковному учению. Как быть? Истерически анафематствовать? А будет ли от этого польза делу? Ведь за нами, кроме слов, как я уже сказал, по большей части, увы, ничего не стоит; а реальная возможность социальной работы - хотим ли мы этого или не хотим - в руках чиновников. Нужно именно сотрудничать и использовать для этого любую возможность. Если сотрудничество с нашей стороны совершается в духе Евангелия и Церкви, а не с позиции превозношения, назойливого учительства и "предъявления претензий", то постепенно, со временем истинный дух Христов, действующий через нас, приводит людей к пониманию позиции Церкви и к корректировке, а то и к изменению взглядов о добре и зле в христианскую сторону. И это единственный возможный для нас путь. Но тут уже все упирается в нас, а не в "плохих", "глобалистских", "продавшихся Западу" и проч. чиновников. Сможем мы явить Церковь как деятельную любовь Христову - изменятся и чиновники, и обстановка в стране. Не сможем, будем продолжать бессмысленный обличительный шум - ничего не добьемся, только окончательно дискредитируем Церковь в глазах внешних. Уже и так нас, православных, многие воспринимают по меньшей мере как неадекватных, зашоренных, всего боящихся и нередко непорядочных людей. Переломить такое восприятие - наша задача, и начинается она с того, что обличения, направленные на внешних, мы покаянно обратим на самих себя. Тогда перед нами откроется немалое поле для работы над нашими, а не чьими-то, ошибками.

Сейчас от Церкви нужна какая-то смиренная мудрость. А начинать нужно с того, чтобы с пониманием относиться к опыту групп Анонимных алкоголиков. Если выздоровление подтолкнет людей к духовному росту, то очевидно, что они не в какое-то другое место пойдут, а в тот храм, при котором работает группа. В силу сказанного, сотрудничество может быть только тогда, когда мы - Церковь - сделаем первый пастырский шаг, впустим "на нашу территорию" группы самопомощи".

http://www.cdrm.ru/project/12-aa/12-aa.htm

 




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!