О нас | Вызовы современному обществу | Интересное о православии | В каком мире мы живем | Помощь БФТ, сайту | Контакты



Главная > О нас >  

Беседу с председателем Благотворительного фонда «Традиции» Угриком Олегом Ивановичем ведет член попечительского совета фонда Алексей Галухин.

 

— Олег Иванович, на данной страничке принято говорить о целях и задачах создания фонда. Думаю, вряд ли стоит менять традицию. Но прежде всего хотелось бы знать, чем Ваш фонд отличается от других подобных организаций?

— Не знаю о подобных организациях. Дело в том, что мы никого не копировали, плагиатом не занимались. Зачем это нужно? Все, что произросло на нашей поляне, появилось естественным образом, мы сами не знаем, как это произошло. Считаю, что такова есть общественная потребность. О большем не сужу.

Во- первых, название. Традиции — это то, что создавало и укрепляло государство и общество на протяжении всего существования России. Традиционный уклад жизни народа, его история, культура, наконец, вера. Все это надо сохранить, если, конечно, хотим уверенно смотреть в будущее. Считается, что для России православная традиция — самая главная, корневая традиция. Мы с этим совершенно согласны. Не было бы православия, России не было бы или она была бы совсем другой.

 

— Ну, хорошо. А какое практическое значение имеют Ваши взгляды для деятельности фонда?

— Самое прямое. Мы прилагаем христианство как морально-нравственную концепцию и как метод к нашей конкретной деятельности.

Нельзя объять необъятное и одновременно заниматься всеми проблемами. Поэтому мы сконцентрировали внимание на наиболее острой социальной проблеме- положении безнадзорных и беспризорных детей. Они страдают невинно и не способны сами защитить свои права.

 

— Вы говорите об опоре на традиции православия. Но ведь существует еще традиция ислама, иудаизма, буддизма, наконец, протестантизма, да мало ли у нас конфессий, имеющих, кстати, вековую историю.

— Все просто. В России безнадзорные и беспризорные дети, за исключением единичных случаев — это как раз дети христианских народов.

Если говорить об отношении к другим конфессиям, то мы дружим со всеми, за исключением явных противников христианства и членов разного рода тоталитарных сект. Мы не против того, чтобы другие конфессии или атеисты высказывали свое мнение по различным, в том числе и религиозным вопросам. Мы никого не судим.

Каждый имеет право выбрать ту веру, какую считает нужной и говорить о ней то, что считает нужным сказать. Однако и мы православные имеем право веровать так, как мы считаем нужным веровать и право говорить то, что мы считаем нужным сказать. Тем более, когда очевидно, что это в интересах всего общества.

Учение христианства — учение любви. Вот и надо на практике из него исходить. Сказано же апостолом Иоанном: «Станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1 Ин.3,18). Для нас это как конкретное руководство к действию.

 

— Олег Иванович, а кто вас окружает, где и как Вы проводите свою работу?


— Корпус волонтеров — вот кто сейчас проводит всю работу. Официально: Корпус волонтеров БФТ (Благотворительного фонда «Традиции»). Но о Корпусе чуть позже. Он не появился как бы вдруг, мы его не придумывали. Все происходило естественно, как бы само собой. Изначально мы помогали некоторым московским детским приютам продуктами питания. Когда проблема обеспечения продуктами специальных детских учреждений в Москве стала неактуальной, начали работать с населением в районе Тропарево-Никулино ЗАО г. Москвы. Занимались православным просвещением. Все шло хорошо. Однако потом люди стали меня спрашивать: «Олег Иванович, а что дальше? Ведь как-то нужно применять свои убеждения, знания нужны не только нам самим, но и другим, у которых о православии неполное или искаженное представление».

Действительно, а что дальше?

 

 

— Скажите, а что православное просвещение не может быть само по себе окончательной целью?

— Может. Но мы не учебное заведение. К тому же фонд не является религиозной организацией. Для нас важна деятельность вовне, социальная активность. Ведь люди именно этого хотят.

А христианство — это мотивация к активной и плодотворной социальной позиции.

Так вот, дальше должно быть действие. Я уже об этом говорил. Не призыв, не пустая философия, а практическое выражение мировоззрения, даже если хотите образ жизни.

 

— А чем конкретно занимаются волонтеры Корпуса?

— У нас есть программа работы в детских Коррекционных Центрах и других подобных учреждениях. Пока сил хватает только на Центр «Отрадное». А через него, кстати, в месяц проходит не менее 300 детей. Дети разные, трудные, возраст — от 3 до 17 лет.

Оказывается материальная помощь оргтехникой, книгами, одеждой и т.д. Но это все имеет в нашем случае второстепенное значение. Главными же являются общение, воспитательные беседы с детьми, проходящими реабилитацию, их адаптация в современном мире посредством христианских ценностей. При необходимости проводится работа с родителями, другими родственниками, опекунами и попечителями социальных сирот. Корпус также содействует Центру «Отрадное» в оказании посильной помощи детям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, участвуя в их судьбе: помогает найти новую семью, решить жилищные проблемы, защитить свои права и т. п.

 

— Понятно, что волонтер работает добровольно. Но какова все же, как бы это лучше выразиться, не награда, конечно, а скажем обратная связь, отдача для самого волонтера?

— К наградам, в том числе общественным, никто не стремится. Зачем это? Волонтер получает намного больше — силу и радость жизни. Каждый в меру приложенного стремления и усилий. А это очень веский стимул!

 

— Давайте вернемся к детям. Интересно, как они попадают в Центр «Отрадное»?

— Разными путями. Кто-то приходит сам, спасаясь от голода, холода, побоев и издевательств родителей и опекунов, кого-то направляет окружная комиссия по делам несовершеннолетних или органы опеки, иногда их приводят соседи по квартире или родственники...

 

— Скажите, а что Вас больше всего удивляет в отношении общества к детской проблеме?

— Удивляет то, что вообще такая проблема существует. Смотрите, по разным оценкам, официальным и неофициальным, у нас от миллиона до четырех миллионов беспризорных и безнадзорных детей. 80% — это социальные сироты, то есть при живых родителей.

А что касается общества,... мне иногда кажется, что к бездомным четвероногим или к городским пернатым отношение лучше, чем к детям. Смотрите, как старушки любовно подкармливают голубей или бездомных кошек и собак. Полно активистов, которые собирают для животных деньги на их содержание и пропитание. Видно, что наши люди готовы помочь и позаботиться о животных. И это хорошо!

А дети?... Сам видел не раз. Если встречается неухоженный ребенок, в грязной одежде, с обветренным распухшим лицом в метро или на скамейке в парке, народ отворачивается, как бы не желая его замечать. Однажды, например, видел среди зимы двух мальчишек 10-12 лет, почти раздетых, в одних майках, спортивных штанах и шлепанцах на голую ногу. Они бежали изо всех сил, как затравленные зверьки, словно от кого-то спасаясь. От кого? Родителей, пригрозивших им очередным избиением, от жестоких безжалостных сверстников?... Я ехал на автомобиле по противоположной стороне шоссе, стиснутый потоками машин. Ни затормозишь, ни остановишься у обочины. А прохожие спешили по своим делам, никто и головы не повернул.. От всего этого было очень грустно.

Уж простите, что не говорю об очередных успехах и всяческом прогрессе... Есть конкретное зло, есть очевидная проблема. Нужно ее решать. Вот и все.

 

— Зря Вы думаете, что я жду каких-то оптимистических оценок. Если все хорошо, тогда что обсуждать? Давайте лучше поговорим о конкретном. Вот Вы упомянули об издевательствах родителей. Наверное, это все же единичные случаи?

— Нет, случаи не единичные. А откуда берутся социальные сироты при живых родителях? Родители пьяницы или наркоманы, или просто моральные вырожденцы — и тех и других сейчас много — создают детям просто невыносимые условия для жизни: пьяные оргии, постоянные скандалы, отсутствие нормального питания и ухода. Понятно, что и избивают, рукоприкладству мы уже не удивляемся. Порой изощряются: например, в одном случае родитель подвешивал ребенка за ноги к какой-нибудь перекладине или крюку в доме, а потом избивал палкой. Если дети мешают сожителям, то их просто выгоняют из дома. Придут обратно — хорошо, не придут — еще лучше.

После таких детских историй сжимается сердце и начинаешь понимать: что толку возмущаться и чего-то требовать от общества или государства. Нужно действовать самому... Вот здесь человек и проверяется. Хотя трудно сделать хотя бы один маленький шажок. Ох, как трудно! Мешают заботы о семье, мысли о том, что на работе или в бизнесе одни проблемы... да и просто жаль своего свободного времени.

 

— Можно ли людей винить за непостоянство? Да, за последние десятилетия мы как- то устали и ослабели и физически, и морально, и нравственно. Но ведь времена в России всегда нелегкие. Кстати, а Вы не заметили, что сами себе противоречите. С одной стороны говорите: «Есть люди, которые желают быть социально активными», а с другой заявляете, что человеку трудно сделать хотя бы маленький шажок.

— Помните, я говорил: мы никого не осуждаем. Каждого судит Бог. Да, по отдельности мы слабые и немощные. Но вместе — сила. Эту силу и дает нам Бог, но именно тогда, когда мы вместе. Корпус дает нам возможность объединиться адекватно вызовам времени и сказать всем вместе: «Теперь мы готовы действовать!»

 

— Мне лично нравится такой подход и именно поэтому я с Вами! Ну а что бы Вы хотели сказать посетителям сайта, которые согласны с Вашей социальной позицией и подумывают о вступлении в члены Корпуса волонтеров?

— Есть две вещи, которые нужно иметь в виду. Первое — так сложилось, что Корпус формировался как раз из православных христиан и эту нашу традицию мы отменять не будем. В то же время мы рады поддержке и помощи от всех людей, независимо от их вероисповедания, за исключением, как я уже говорил, явных противников христианства и членов тоталитарных сект.

Второе — нужно желание и стремление помогать оказавшимся в беде детям. Человек может быть с нами, а может и пройти мимо, это его дело. А вот решение делать добро — это для нас определяющее. Колеблющиеся и сомневающиеся в нашем деле вряд ли кому помогут, и для самих себя они обуза. Помните слова апостола: «...Сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой... Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1. 6,8).

Итак, сначала мы проводим собеседование, чаще всего групповое. Рассказываем подробно о принципах работы с детьми и взаимодействии в рамках Корпуса волонтеров. Затем с теми, кто пожелал вступить в Корпус, проводится от двух до четырех встреч-занятий.

Все наши люди в основном работают или учатся. Поэтому, предполагается, что волонтеру достаточно работать с детьми 1-2,3 раза в месяц, кто может чаще это, конечно, приветствуется. Формула работы такова: общение с детьми (ребенком) — выяснение проблемы — решение проблемы настолько, насколько это возможно. Не обязательно одному человеку проходить все эти этапы. Мы работаем группой, поэтому действует принцип взаимозаменяемости. Дисциплина присутствует, однако не довлеет над волонтером.

Упреки, обвинения, обиды — вот этого у нас как-то нет. Мы очень терпимы друг к другу. Все держится на сознательности и свободном выборе каждого: времени для личного участия в делах Корпуса, форме работы и т.д. Важно, чтобы люди испытывали удовлетворение и радость от того, что они делают! Бывает, что некоторые живут далеко от Москвы или из-за специфики работы, семейного положения не могут непосредственно работать с детьми. Они помогают Корпусу другим образом: оказывают организационную, материальную и иную помощь.

Корпус волонтеров — это для каждого еще и ощущение принадлежности к организации, занимающейся реальным, нужным делом. Возможность общения с людьми того же или близкого к твоему мировоззрению. Это путь разумного содержательного социального общения. На встречах люди не могут наговориться друг с другом. Столько всего нового и интересного они узнают. Все наши волонтеры — люди разных профессий и специальностей: преподаватели школ и вузов, архитекторы, художники, экономисты, юристы, менеджеры, руководители коммерческих предприятий и т.д. Их объединяет еще и то, что они — люди мыслящие, в человеческом и духовном смысле действительно «живые», со своим индивидуальным видением мира.

Мы стараемся помогать друг другу в рамках нашего сообщества: в поиске квартиры, работы, деловых связей, защите прав и интересов. Когда надо предлагаем адвокатов, готовы постоять за своих перед государственными органами, да и просто в сложных жизненных обстоятельствах. Думаем создать свою кассу взаимопомощи... Вот коротко и все.

 

— Олег Иванович, мне кажется, что Вы рассказали достаточно для того, чтобы посетители нашего Интернет-сайта получили некоторое представление о Корпусе волонтеров БФТ; а те, кто ищет приложения своих сил, хотел бы занять четкую и определенную социальную позицию, мог бы для себя решить, желает ли он быть вместе с нами.




© 2009 г., Корпус волонтеров БФТ
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник является обязательной!